Антикризисный франчайзинг

Предчувствие перемен
30.04.2010 2849

Смотреть франшизы в Каталоге

Кризис сначала обескуражил, а затем изменил деловой мир, понизил степень его авантюрности. Надежность и предсказуемость результатов становятся предпочтительнее агрессивного роста любой ценой. Изменения в психологии и деловой практике затронут Россию, наверное, даже в большей степени, чем остальной, менее пострадавший от недавних потрясений мир.


В кои веки российская власть всерьез озаботилась угнетенным состоянием малого и среднего бизнеса, основной питательной среды для франчайзи. Причина проста: из миллиона уволенных с начала октября 2008 года россиян новую работу нашел только каждый четвертый, остальные длительное время ищут «место под солнцем». Об этом свидетельствуют данные Минздравсоцразвития, склонного, как известно, скорее ретушировать действительность, нежели сгущать краски. Руководители страны, справедливо опасаясь социальной напряженности, питают надежды, что часть безработных откроет свое небольшое дело и сами себе помогут.


К сожалению, этот процесс будет сдерживаться кредитными барьерами для новичков. Банкиры на словах признают свою благорасположенность к франчайзинговым клиентам, как к более надежным. Но на деле при кредитовании пока перестраховываются, практически не выделяют франчайзи в отдельную категорию, предпочитая проводить их по общей классификации – малый и средний бизнес. А таких клиентов в России под предлогом повышенных кредитных рисков принято финансировать на наихудших условиях. Предлог, кстати, довольно надуманный, поскольку, по статистике самих банков, доля невозвратов таких кредитов не превышает 1,5%.


В итоге у российского франчайзи источником заемных средств чаще являются знакомые или соинвесторы, чем банки. В тех случаях, когда новичок рискнет кредитоваться, банк настоит на том, чтобы собственные средства составляли хотя бы половину от необходимой суммы, что, впрочем, совпадает с мировой практикой.


С точки зрения банковского сотрудника практически любого кредитного департамента разница между стартующим и уже действующим франчайзи – гигантская. На первом сразу ставится крест, каким бы брендом он ни прикрывался. Со вторым можно работать. Объяснение такое: задача кредитора – проанализировать риски, а у новичка анализировать нечего. Поэтому у банков варьируются лишь минимальные сроки функционирования бизнеса клиента. Если сроки удовлетворительные, переходят к обсуждению залогового обеспечения: чем ликвиднее залог, тем больше шансов хоть как-то поторговаться по ставке.


В России на сегодняшний день ни один коммерческий банк не предлагает комплексного обслуживания франчайзинговых субъектов и не имеет специализированных подразделений. Нет и определенных стандартов при кредитовании франчайзи. Нередко банки навязывают заемщику сумму не менее 100 тыс. долларов, хотя основной поток обращений приходится на суммы до 50 тыс. Каждый кредитор определяет сроки и ставки самостоятельно. При этом примерная ставка по кредитам для среднего бизнеса составляет 15-16%, малого — 17-19%. Для сравнения приведу аналогичные усредненные ставки за рубежом: Индия – 7-8 %; Мексика – 18-20% (но существует отдельная госпрограмма развития франчайзинга); Великобритания – 7-8%; Австрия – 6 %; Турция – 18 %; Испания – 5-6%; Франция – 2-4%.


Устойчивость к форсмажору


Вообще выстроить и затем продвигать свой уникальный бизнес в любые времена очень сложно, требуются большие деньги и масса времени. Высок риск неудачи, а у начинающих на карту поставлено очень многое. Вложиться в уже известный бренд с детально проработанными бизнес-процессами и логистикой, приобрести при этом лояльных клиентов безусловно проще и надежнее. Успех франчайзинговых предприятий основан, прежде всего, на том, что они подключаются к давно и исправно работающей системе. За право на это франчайзи и выплачивают начальный (паушальный) взнос.


Благодаря выставкам Buy Brand и заседаниям нашего одноименного клуба я много общаюсь с франчайзерами, в меньшей степени, но все же контактирую и с франчайзи. По моим наблюдениям, основная масса франчайзинговых сетей прошла через встряску 2008-2010 годов без драматических осложнений, заметная их часть даже с ростом. Все это самостоятельно, без какой-либо госпомощи.


Устойчивость к форсмажору демонстрируют как правообладатели, так и те, кто начал свое дело с покупки «авторитетной» франшизы. Франчайзинг и в трудные времена облегчает коммерческий старт, «добычу» и приумножение капитала. Кстати, бытует мнение, что «громкую вывеску» и готовую схему чаще других примеряют на себя неуверенные и неопытные новички. Это не совсем так. Немало менеджеров, как действующих, так и потерявших в кризис свои должностные позиции, вытаскивают из загашников накопления тучных лет и начинают работать на себя, но, из осторожности, с опорой на крупную компанию. Кроме того, немало опытных предпринимателей стремятся к диверсификации личного бизнеса – тут, что называется, бренд им в руки!


Главное при всем том – правильно выбрать «под себя» ценовой сегмент и сектор деятельности. Не секрет, что во многих субъектах Федерации – и Москва не исключение – появилось больше свободных ниш. Немало операторов вынужденно ушли с рынка или ограничили себя территориально. Да и потребители стали рациональнее планировать покупки с ориентацией на знакомые бренды. Не так давно большая часть от их количества приходились на иностранных правообладателей, сейчас мы близки к паритету, хотя в лингвистическом плане многие чисто российские марки «косят» под иностранные.


Что касается соотношения сегментов франчайзингового рынка, то оно примерно такое же, как в США или других развитых странах. Наибольшее распространение франчайзинг получил в розничной торговле – у нас это около половины рынка. Больше четверти приходится на общественное питание, особенно фаст-фуд; процентов 20 – на сферу услуг, где особенно заметны риэлтерский и консалтинговый бизнесы. Остальное – производственные и прочие «редкие» франшизы. Собственно, точных подсчетов нет, Росстат этим не занимается, но для примерного ориентирования вышеприведенные пропорции, косвенно подтверждаемые нашей выставочной статистикой, вполне подходят.


Минимализм в производственном направлении партнерского бизнеса, конечно, отражает плачевное состояние реального сектора экономики в целом. Но есть и позитивные примеры из разряда «вопреки». Активно, по нарастающей и с хорошей выгодой для себя работает российский франчайзер «Мастерфайбр». Эта компания сначала купила в Австралии лицензию по переработке старых покрышек в материал для покрытий детских, спортивных и иных площадок. Затем россияне значительно усовершенствовали технологию, получив собственные патенты. К настоящему времени «Мастерфайбр» продала 43 франшизы различным фирмам в России, Латвии, Беларуси, Казахстане, Украине, вышла на рынок Мексики.


В России – немало пустующих производственных площадей и есть хороший спрос на производственные франшизы. Но их крайне мало, конкуренция близка к нулю. При оживлении реального сектора экономики, у нас быстро сформируется динамичный рынок производственных франшиз. Учитывая низкую базу отсчета, рост здесь может быть в десятки раз.


Приметы времени


Кризис не только не разрушил, но придал ускорение российскому франчайзингу. В условиях, когда компании зачастую не могут получить кредиты или иное финансирование для развития, они, чтобы застолбить за собой хорошую долю рынка прибегают к альтернативному методу: делятся технологиями и торговой маркой с теми, у кого все же есть деньги на открытие новых предприятий. И новые времена «обращают» все больше компаний во франчайзеров, стимулируют их формировать франшизные пакеты. Среди новичков можно отметить: ORMATEK (ортопедические матрасы, начало франчайзинговой деятельности – 2010 год) ; NINFEO (интерьер, начало франчайзинговой деятельности – декабрь 2009 года); «Саморезик» ( крепежные изделия, с апреля 2009 года).


Правда, наспех созданные «антикризисные» франшизы могут и навредить франчайзинговому имиджу. Или обернуться головной болью для самих продавцов. Ведь никуда не делись проблемы российского законодательства в части защиты интеллектуальной собственности. И дело не только в злом умысле. Очень многие потенциальные франчайзи поначалу действительно плохо представляет себе, что это за пакет такой франшизный, что и зачем в него кладут и за что денег столько берут.


В последнее время многие франчайзеры, хотя и в разной степени, стараются адаптировать франшизы к экономической ситуации. Кто-то снижает паушальный взнос, кто-то предоставляет отсрочку или вовсе упраздняет роялти. Кто-то привлекает своей рекламной (бесплатной для франчайзи) активностью или внутрифирменными ценами снабжения.


И все же есть ряд правообладателей, у которых скорость продаж франшиз снизилась. Некоторые компании, в том числе гигантские, например Х5 Retail Group, чаще теряли старых франчайзи, чем находили новых. Вовсе отказалась от работы по франчайзингу и теперь выкупает сбытовые точки у своих франчайзи компания «Пятый океан» - производитель и продавец живого пива.


Однако, многие франчайзеры продемонстрировали уверенный рост сетей кризису вопреки ( данные приводятся за период с августа 2008 года по апрель 2010 года). Среди них: Westland ( 33 магазинов) , «Subway» ( 62 ресторана), независимая лаборатория «Инвитро» ( 99 предпритий), сеть ресторанов Il Patio и Планета Суши ( 37 ресторанов), сеть кофейн «Шоколадница» ( 12 кофейн) - всех не перечислить. Некоторые даже переживают настоящие трудности роста. Так, компания «Кантри Чикен» ( австралийский фаст-фуд) не успевает проверять и удовлетворять заявки потенциальных партнеров и при таком спросе ужесточила требования к ним. Вообще фаст-фуд, особенно на фуд-кортах (инвестиции $100 -150 тыс.), оказался хитом продаж кризисисных времен, на нем снижение покупательской способности практически не сказалось.


Продуктовая розница уступила рестораторам по спросу потенциальных франчайзи. Дело в том, что в кризис особенно привлекательными выглядят предложения с относительно небольшими первоначальными инвестициями, скажем, в пределах $120 тыс. для одной точки.


Несмотря на весь экономический негатив в 2009 и 2010 годах в Россию пришли новые зарубежные бренды. Как и прежде правообладатели в основном представляют сегмент торговли одеждой и стартуют в Москве: H&M (март 2009), Gap (первый магазин – в декабре 2008) , New Look (февраль 2009), Uniqlo (апрель 2010), River Island (апрель 2009), IKKS (февраль 2009). В неодежном сегменте отметим появление первых двух гипермаркетов Kika – в Москве (апрель 2009 года), Самаре (ноябрь 2009 года) и Краснодаре (апрель 2010 года). Kika специализируется на мебели и товарах для дома в среднем ценовом сегменте. Так что у IKEA появился конкурент.


А вот приход на российский рынок у второго в мире торгового оператора Carrefour не удался. Carrefour сворачивает дела и покидает Россию. Сорвался выход на отечественный рынок и у гораздо более скромной по оборотам британской сети магазинов игрушек Hamleys.


Последним в начале 2010 года в Россию пришел второй мировой бургерный гигант Burger King (11,9 тыс. ресторанов в 70 странах мира, около 90% из них работают по франчайзингу). Пришел с амбициозной целью потеснить Macdonald’s с его 200 ресторанов в РФ. По договору франчайзинга бургерным проектом пока всецело управляет оператор российской сети кофеен «Шоколадница».


Среди новых проектов отечественных сетевиков, а также девелоперов, отметим сеть по продаже печатной мультимедийной продукции «Смарт Медиа» (владелец X5 Retail Group) и магазины товаров для детей Kids Garden (ГК «Ташир»).


Кстати, детская тема – это еще один (помимо фаст-фуда) хит кризисного сезона, к ней обращаются и те компании, которые раньше ее игнорировали. Особенно это наглядно в сегментах одежды и пищевых продуктов, но не только. «Маленькая фея» (марка концерна «Калина») теперь живет не только на косметике и печатной продукции, но и на одежде, бижутерии. В линейку соков «Теди» с 2009 года вклинился новый напиток Теди Play, рассчитанный на «активных детей в возрасте 5–15 лет». Вообще у российского рынка детских брендов – огромный потенциал роста. Как подсчитали в Euromonitor, сейчас лишь 1,3% всех продаваемых в России продуктов питания и напитков приходится на специализированные детские бренды. В Польше этот показатель равен 5%, в Великобритании – 15%.


Среди наименее востребованных в настоящее время секторов оказался фэшн-ритейл.


В посткризисной России франчайзинг явно обретает второе дыхание: расширяется круг потенциальных франчайзи, подрастают «старые» сети, в игру включаются новички-правообладатели. Конечно, отрадно, что рынок франшиз в России становится более разнообразным и конкурентным за счет обращения к работе по франчайзингу компаний, до кризиса этим не занимавшихся. Но предложения «новых франчайзеров» особенно нуждаются в независимой экспертизе. И, конечно, в популяризации на специализированной международной выставке Buy Brand, которая пройдет в сентябре в московском Экспоцентре. Все это – в интересах как продавцов, так и покупателей франшиз, в интересах качества франчайзингового рынка России.




Екатерина СОЙАК  


Наша задача — увеличить долю российских брендов до 75%
Рынок лабораторной диагностики: мнения лидирующих франчайзеров
Hilton на выставке франшиз BUYBRAND Expo 2016
«По своим правилам» Выпуск 4. ООО "АЛЕРИ ТЕХНО"



Новые франшизы

Каталог франшиз

Цитата дня

«Приятно видеть, как российский бизнес выстраивает свой успех и тиражирует его вместе со своими партнерами. В этом и есть суть франчайзинга – придумать и воплотить успешную идею, а затем повторять ее вновь и вновь»

Эндрю Уизерс
управляющий
директор
Southern Fried Chicken

Календарь событий


04:55, 04 декабря 2016г.   Войти / Выйти