Российский рынок франчайзинга под прицелом

21.07.2015 5704

Смотреть франшизы в Каталоге

Какова осведомленность российских предпринимателей о франчайзинге, в чем его преимущества и недостатки? Эти и другие вопросы были заданы предпринимателям в ходе всероссийского опроса, проведенного Национальным агентством финансовых исследований (НАФИ) в партнерстве с Российской ассоциацией франчайзинга (РАФ) в феврале 2015 г*.


Результаты этого исследования мы попросили прокомментировать экспертов: генерального директора компании EMTG Екатерину Сойак, руководителя направления корпоративных исследований НАФИ Ольгу Стасевич и исполнительного директора РАФ Юрия Михайличенко.

Как вы оцениваете уровень осведомленности нынешних и потенциальных предпринимателей о франчайзинге?


Ольга: Едва ли он низкий. По результатам всероссийского опроса предпринимателей, 53% участников исследования что-то слышали о франчайзинге, еще 26% хорошо знают значение этого термина. Если суммировать эти показатели, то мы получим достаточно хороший результат.

С чем связан такой высокий уровень осведомленности?

Юрий: С высокой эффективностью работы нашей ассоциации в течение последних пяти лет. Реализация принятой в 2011 Стратегии РАФ году и плана развития франчайзинга, которые де-факто стали государственной программой для всего бизнес-сообщества, дали хороший эффект. Только в этом году были проведены специализированные форумы в 25 городах России и СНГ. Участники этих мероприятий узнали о преимуществах франчайзинга, было обеспечено хорошее пиар-сопровождение, в рамках которого вышло большое число публикаций в СМИ, что также поспособствовало повышению осведомленности. Безусловно, члены ассоциации и наши партнеры на федеральном уровне и в регионах, создали эффект резонанса, и франчайзинг, который раньше путали с мерчендайзингом и другими понятиями, активно вошел в жизнь россиян. По нашим субъективным оценкам осведомленность о франчайзинге увеличилась более чем в пять раз и продолжает улучшаться. К сожалению, господдержка франчайзинга сильно завуалирована и незнакома большинству предпринимателей в регионах. Эту ситуацию нужно исправлять, в том числе и за счет более активной работы пресс-служб администраций субъектов РФ.

Екатерина: Осведомленность бывает разной. С одной стороны, радует, что четверть опрошенных хорошо знают, что такое франчайзинг. С другой стороны, есть 53% предпринимателей, которые «что-то слышали о франчайзинге» – вот этот показатель не слишком впечатляет. Хорошо бы понимать, что именно они слышали. К сожалению, суть франчайзинговой модели построения бизнеса очевидна далеко не для всех, даже для тех, кто франчайзингом занимается непосредственно. Тут нам еще работать и работать, хотя, безусловно, за последние десятилетие мы сделали огромный шаг вперед. Когда 12 лет назад мы организовывали первую в России выставку франшиз BUYBRAND Expo, нам в буквальном смысле приходилось на пальцах объяснять, что такое франчайзинг и зачем нужна такая выставка российскому бизнесу. Теперь же покупка или продажа франшизы – это привычная и даже модная сделка. И в этом, конечно, есть заслуга и BUYBRAND Expo, и РАФ, и лидеров российского франчайзинга.

Хорошо ли осведомлены наши предприниматели о преимуществах франчайзинга? Есть ли какие-то плюсы, которые, на ваш взгляд недооценены?

Ольга: Скорее да, чем нет. Как показали результаты уже упомянутого исследования, по мнению предпринимателей, основными плюсами российского рынка франчайзинга являются возможность работать от имени известного бренда и применять отработанную бизнес-модель, о чем сказал каждый третий опрошенный (36% и 34%). Почти четверть отметили наличие совместной рекламы, что позволяет сократить расходы на продвижение. Около 15% представителей бизнеса среди достоинств упомянули наличие поддержки, обучающих программ, организуемых франчайзером (16%), а также возможность быстрого старта (13%).

Тем не менее, участниками исследования недооценено такое преимущество, как доступность кредитных ресурсов, которая, в условиях кризиса, уменьшилась, особенно для малого бизнеса.

Франчайзи банки охотнее дают кредиты, поскольку риски для них, как для участников известной и крупной сети, снижены.

Юрий: К основным столпам франчайзинга я бы отнес: силу бренда и связанную с ним лояльность потребителя, возможность быть частью большой федеральной кампании, эффективную и отработанную модель-бизнеса, доступ к ресурсам, включая выгодные условия по закупкам в рамках крупной сети. В условиях кризиса независимые предприниматели все чаще выбирают франчайзинг именно из-за эффективной бизнес- модели, откладывая эксперименты с воплощением собственной смелой идеи до лучших времен. Общемировая статистика это подтверждает – выживаемость франчайзинговых компаний в несколько раз выше классических стартапов.

Екатерина: Я бы добавила, что плюсы франчайзинга становятся все более очевидными именно в кризисные годы. Одно дело вложить несколько миллионов в собственный стартап, не имея ровным счетом никаких гарантий успешности вашей идеи в будущем, ведь сейчас ситуация меняется молниеносно, и другое – вложить те же самые деньги, присоединившись к сильному успешному бренду, к компании, которая уже имеет опыт прохождения подобных сложных этапов развития экономики. Разумеется, грамотный адекватный франчайзер тоже не даст вам 100-процентной гарантии в успехе, но на его поддержку можно рассчитывать, причем, с первого же дня основания вашего предприятия. Тут главное – не ошибиться в выборе франчайзера.

К основным минусам франчайзинговой модели участники исследования отнесли наличие большого числа ограничений. Так ли это плохо, как думают большинство респондентов?

Ольга: Нельзя однозначно утверждать, что ограничений много. Скорее, предпринимателям, особенно работающим в малом бизнесе, недостает информации о ведении бизнеса по франшизе. Они не всегда могут самостоятельно разобраться во всех выдвигаемых требованиях, и, как следствие, решают вести дела «по старинке».

Юрий: Наличие большого количества ограничений во франчайзинговой модели – очередной миф, с которым борется ассоциация. Концепции бывают разные: с большей или меньшей системой стандартизации процессов. Франчайзи может выбрать франшизу, с которой ему удобнее работать. Кроме того, франчайзинговая модель не подразумевает иерархии в отношениях бизнес-партнеров – франчайзи не теряет независимости. Ряд ограничений, если их так можно назвать, касается жесткого выполнения стандартов, определяющих высокое качество оказываемых услуг и товаров, но они же является и конкурентным преимуществом. Вспомнилась история, когда несколько лет назад в кафе мороженого «Баскин Роббинс» во Владикавказе предлагали осетинские пироги. Отход от стандартов в конечном итоге привел к размыванию бизнес-модели. Сейчас это кафе не работает.

Екатерина: Я бы сказала, что наличие ограничений или, иначе говоря, стандартов, которые надо соблюдать – это не недостаток, а как раз преимущество франчайзинговой модели. Эти стандарты не взялись из воздуха, они определены опытным путем и позволяют франчайзи воспользоваться наработками франчайзера, не набивая собственных шишек. Это и есть сама суть франчайзинга, если хотите. Вместе с франшизой вы покупаете многолетний опыт, проверенную и отлаженную бизнес-модель, и если ей не следовать, то какой смысл становиться партнером?

В топе недостатков, названных предпринимателями в ходе совместного исследования НАФИ и РАФ второе место занимает дороговизна франшизы. Действительно ли это так затратно? Возможно, дешевле открыть свое дело по обычной модели?

Юрий: Еще один очередной миф. Франчайзинг – это метод, позволяющий тиражировать любой успешный бизнес, доступный большинству предпринимателей. Это может быть и мастерская по ремонту обуви с минимальными инвестициями и большая гостиница, и даже кинофильм.

Например, за 300-500 тысяч рублей вы можете открыть мобильное кафе, такое как RC coffee, Stardog!s, TeaFunny или магазин «Кладовая здоровья», а также центр «1С» бухобслуживание или даже салон связи «Теле2».

За 2-4 млн рублей вы уже можете позволить практически 70% всех франчайзинговых концепций: кафе «Баскин Роббинс» и «Сабвей», магазин «Перекресток-экспресс», «Фасоль» от Метро КэшЭнд Кэрри, винный бутик от «Альта Вина», фитнес центр «Тонус- клуб» или медицинский центр «Инвитро» и другие. Холдинг «Г.М.Р. Планета Гостеприимства» за эти деньги предлагает новомодный бренд YumKee-Фабрика лапши.

Располагая суммой от 13-15 млн. рублей можно рассчитывать на уже полноценное итальянское кафе «Сбарро» с легендарной пиццей, ресторан домашней кухни «Ёлки Палки», магазин «Пятерочка», кафе «Шоколадница».

Несомненно, франчайзинг – не панацея, и бизнес после покупки франчайзинга сам по себе работать не будет. Им нужно заниматься. Франчайзи сам несет свои риски, хотя франчайзер его поддерживает. Вообще франчайзинга без поддержки и сложной системы обучения и сертификациии не бывает. Если вы увидите такие примеры – это либо не франчайзинг, либо недобросовестный франчайзинг.

Ольга: Соглашусь с коллегой. Стоимость франшизы сильно варьируется. На рынке есть доступные и высокие цены, но, в любом случае, при грамотной проработке стратегии, франшиза окажется более прибыльной, чем открытие своего дела с нуля. Единственное, первоначальные затраты на покупку, из-за высокого паушального взноса, могут быть выше, чем при создании бизнеса с нуля. Но, как правило, вложенные средства окупаются уже через 2-3 года, тогда как прогнозировать прибыль при абсолютно самостоятельном открытии компании гораздо сложнее. Более того, в условиях кризиса членство во франчайзинговой сети обеспечивает стабильность в отношении спроса на известные бренды, гарантируя стабильность прибыли. Так, из десяти франчайзинговых компаний восемь пересекают 5-летний рубеж.

Екатерина: Если мы говорим о стоящей франчайзинговой концепции, уже зарекомендовавшей себя на рынке, то затраты на ее покупку всегда окупаются, причем довольно быстро. Да, в большинстве случаев вы платите паушальный взнос, но при этом вы сразу же получаете лояльных клиентов и конкурентноспособные цены, которые позволят вам снизить себестоимость вашей продукции, если речь идет, допустим, об общепите. Вы не тратите деньги на раскрутку бренда, ваш маркетинговый сбор не сопоставим с теми затратами, которые вам пришлось бы нести, если бы вы открывали собственное предприятие и т.д. Да, стоит отметить, что сейчас на рынке наиболее востребованы недорогие франшизы, предприниматели сейчас готовы рисковать, но не слишком большими деньгами: до 5 млн, я бы сказала. Но за эти деньги можно выбрать довольно много грамотных, давно существующих франшиз. К тому же, многие франчайзеры, понимая этот тренд, создают именно малые форматы, модернизируя свои концепции с тем, чтобы уменьшить затраты для франчайзи как на старте, так и в процессе ведения бизнеса.

Каковы же реальные минусы франчайзинга?

Ольга: Франшиза может быть действительно дорогой, но высокая цена выставляется за известный бренд, который уже дает какие-то гарантии на окупаемость и прибыль. Как уже говорилось, банки охотнее выдадут кредит франчайзи, нежели абсолютно самостоятельному бизнесмену, но в остальном условия такие же. На данный момент отсутствуют специальные виды льготного кредитования. Местные банки приравнивают франчайзинговый бизнес к венчурным проектам, назначая достаточно высокую процентную ставку по кредитам.

Еще один минус – это невысокий уровень предпринимательской культуры. Зачастую отношения между франчайзером и франчайзи строятся по принципу «купли-продажи», в условиях которой обеспечение информационно-консультационной поддержки остается на низком уровне. Известны также случаи, когда франчайзи выходит из сети, меняя вывески, но оставляя при этом технологии и весь наработанный франчайзером опыт.

В целом, поддержку МСБ со стороны государства нельзя назвать достаточной, особенно по части субсидирования первоначальных затрат на приобретение франшизы. Хотя надо признать, что за последнее время актуализация данной проблемы нашла свое выражение среди органов исполнительной власти и в ближайшем будущем ожидаются улучшения в этом направлении.

Юрий: Минусы, конечно, есть. Франчайзинг – это стандарт, и креативность в большинстве случаев тут не приветствуется. Если у предпринимателя есть своя бизнес-идея, то реализовать ее в рамках уже существующей концепции вряд ли получится. Но в случае успеха он может использовать франчайзинг для тиражирования собственной идеи в широких масштабах, в том числе и для международной экспансии.

Следующий минус для некоторых предпринимателей – это обязанность делить часть прибыли с франчайзером. Формы существуют различные: от единовременного паушального платежа, периодических роялти или доли в наценке товара, либо в сочетании этих платежей.

Еще одним минусом можно назвать риск всей модели, автоматически разделяемой всеми участниками сети в случае, если она стала работать неэффективно. Тогда страдают все франчайзи. Здесь можно посоветовать тщательнее подбирать партнера и концепцию, доверяя проверенным франшизам. Однако все минусы франчайзинга несравнимы с его преимуществами.

Екатерина: Минус российского рынка франчайзинга в том, что у него пока еще недостаточно опыта по сравнению, допустим, с европейскими странами и уже тем более, с США. Как ни крути, но мы должны пройти свой путь. Хотя нам, конечно, легче в этом смысле - несмотря ни на какие санкции, в России работает достаточное количество международных франчайзеров, у которых можно учиться. И многие российские франчайзеры уже в полной мере восприняли этот опыт. Тех, кто готов следовать мировым стандартам, все больше. Это объективный тренд, ведь многие российские франчайзеры уже вывели и собираются вывести свою франшизу на международный рынок, и тут без должного уровня не обойтись.

В качестве минуса российского франчайзинга я бы также отметила нежелание некоторых предпринимателей-франчайзеров выстраивать долгосрочную стратегию развития. Это не обвинение, а констатация. Часто компании отдают предпочтение быстрому росту сети за счет резкого увеличения количества франчайзинговых точек, хотя компания на данном этапе может быть не готова к такому быстрому росту. В итоге франчайзер перестает справляться с объемами, сеть разваливается, а франчайзи разочаровываются во франчайзинге в целом. К минусам также можно отнести и неразборчивый подход к своим будущим франчайзи, все из-за того же желания скорейшего роста. В результате оказывается, что в сеть набрано довольно много слабых, недобросовестных франчайзи, которые своими нарушениями стандартов «изнутри» разрушают всю систему.

В ходе вашего исследования предпринимателям задавался вопрос, что могло бы стимулировать бизнесменов чаще вести бизнес, организованный по франчайзинговой схеме. Большинство респондентов назвали возможность быстрой окупаемости бизнеса (32%) и предоставление более выгодных условий сотрудничества (32%). Как думаете вы?

Екатерина: для российских предпринимателей до сих пор остается нормой искать проекты, которые окупаются за год, при этом требующие минимальных вложений. Пора понять, что настало время работать на долгосрочную перспективу. Желание как можно скорее «отбить» свои деньги естественно, однако, на мой взгляд, сейчас на первый план выходят надежные, стабильные, «долгоиграющие» концепции, пусть даже срок их окупаемости будет дольше, чем обещают другие, часто недобросовестные франчайзеры. Что касается более выгодных условий, то тут общие комментарии дать трудно, надо разбираться в каждом отдельном случае: не завышены ли требования франчайзера и не завышены ли ожидания франчайзи.

Ольга: Конечно же, сроки окупаемости и выгодные условия будут оставаться ключевыми стимулами. Однако для повышения заинтересованности нужны и благоприятные внешние условия и поддержка.

Прежде всего, бизнес необходимо обеспечить доступными финансовыми инструментами. Разработка нишевых банковских продуктов для данного сегмента наряду с разработкой эффективных мер господдержки могли бы стать значимыми драйверами рынка.

Необходимо продолжать рассказывать о преимуществах и выгодах ведения бизнеса по схеме франчайзинга. Например, это единственный метод, позволяющий за очень короткий срок без вложения собственных инвестиций построить большую сеть, создав в ее рамках единый маркетинговый фонд, что снижает затраты на продвижение. Также можно получить более выгодные цены за счет объединения закупки, расширяться на глобальном рынке, создавая проводящую сеть для любых товаров и услуг.

В Москве сейчас развивается инновационная инфраструктура, работают разные организации по поддержке стартапов, но все это не про франчайзинг. Что же делается для поддержания франчайзингового бизнеса?

Ольга: На текущий момент на уровне Министерства экономики РФ, а также региональных администраций разрабатывается ряд мероприятий по поддержке франчайзиногового бизнеса. Ключевой мерой, конечно же, является финансовая поддержка. Так, в ряде регионов предприниматель имеет возможность получить субсидирование на возмещение затрат, связанных с уплатой фиксированного разового платежа по договору коммерческой концессии. Размер субсидии в зависимости от региона варьируется и в среднем составляет 250-400 тысяч рублей.

Юрий: Мой предыдущий опыт развития инновационных проектов и законодательства в этой сфере говорит о том, что весь мир использует именно франчайзинг для продвижения инновационных товаров, особенно в потребительской сфере, в области программного обеспечения, нано- и био- технологий. США, Китай, Корея, Япония, Тайвань, Бразилия и другие страны активно используют франчайзинговые сети для продвижения микроэлектроники и бытовой техники, инновационных устройств. Без широкого потребителя изобретение не сможет стать на службу человека и массово менять его образ жизни, а это основное определение инновационного товара или услуги. Не зря крупнейшим франчайзером в России и Европе является компания «1С». Здесь поддержка государства не должна ограничиваться субсидиями. Нужна инфраструктура, в том числе логистическая, организационная и информационная поддержка, поддержка экспорта и защита результатов интеллектуальной деятельности, меры по стимулированию развития внутреннего рынка. Франчайзинг – это, прежде всего, проводящие сети, через которые осуществляется продвижение и продажи более 40% товаров и услуг во всем мире. Это данные World Franchise Council (WFC).

Достаточно ли подобной поддержки?

Юрий: Нет, недостаточно. Более того, эта поддержка не носит системного характера. Нужна государственная программа развития франчайзинга и отдельно программа развития потребительского рынка. Наша ассоциация сотрудничает с Минэкономразвития, Минпромторгом. Но все время складывается ощущение, что с нами работают по остаточному принципу. Все меры государства сейчас направлены либо на стимулирование инноваций, либо ВПК производства, либо сельского хозяйства. Причем, как именно эти инновации, товары и сельхозпродукция будут попадать к потребителям, особенно за пределами России никто не задумывается. У нас тесные контакты с коллегами за рубежом, РАФ входит в Международный совет по франчайзингу, мы регулярно встречаемся с министрами и президентами других стран: Бразилии, Тайваня, Кореи, Мексики, Турции, европейских стран и т.д., изучаем международный опыт и могли бы весь этот полученный опыт переложить на российскую модель.

Екатерина: Говоря о поддержке со стороны государства, я бы подчеркнула, что франчайзинг – это форма ведения бизнеса, и здесь слово «бизнес» является ключевым, поэтому не стоит ожидать чего–то особенного. Я сейчас говорю об общем предпринимательском климате в нашей стране. Когда он улучшится, тогда и количество сделок во франчайзинге вырастет. Когда изменится ситуация с кредитованием, когда чиновники перестанут «кошмарить» бизнес новыми налогами, проверками и коррупционными схемами, когда суды станут независимыми – вот тогда и предпринимателей в России станет больше, а российский рынок франчайзинга перейдет на качественно новый уровень.

Необходимы ли какие-то изменения на уровне законодательства?

Юрий: Безусловно, законодательство является нормативной базой развития франчайзинга. Но давайте не будем забывать, что право всегда следует за общественными отношениями, или хотя бы описывает очень хорошо проработанную модель этих отношений, которую предлагается внедрить для улучшения той или иной сферы. Поправки, которые внесла ассоциация в 2012 году, устранили имеющиеся противоречия и сформировали достаточно устойчивую правовую конструкцию. Франчайзинг сейчас не нуждается в дополнительном регулировании, как бы он не назывался. Система работает, развивается и какое-то время ее лучше не трогать. Пусть созреют достаточные предпосылки для этого и общественные отношения в этой сфере разовьются, тогда будет целесообразно поправить законодательство и, может быть, принять отдельный закон.

Ольга: Действительно, законодательство пока лучше не трогать. Сейчас идет информационная волна, связанная с законом «О франчайзинге», который называют новым витком в развитии бизнеса, что можно поставить под сомнение. Сейчас правоотношения в области франчайзинга регулируются главой 54 Гражданского кодекса РФ и другими положениями Кодекса. В законопроекте есть положения, которые по своему регулирующему воздействию дублируют действующее правовое регулирование главы 54 Кодекса. Более того, законопроект «О франчайзинге» в части регулирования отношений коммерческой концессии, не соответствует гражданскому законодательству. Проект закона также противоречит другим нормам Кодекса, что косвенно указывает на ненужность детализированного регулирования. К тому же, законопроект ощутимо ограничивает права сторон самостоятельно определять содержание заключаемого договора между франчайзером и франчайзи. Это лишь часть минусов, которые вступят в силу, если закон примут.

Можете ли вы выделить какие-то тенденции на рынке франчайзинга?

Ольга: Во-первых, становится популярным мультифранчайзинг. Во-вторых, происходит экспансия в регионы, что в условиях насыщения столичных рынков, является вполне логичным исходом. В-третьих, идет процесс освоения перспективных ниш, со стабильным спросом, даже в условиях рецессии. К ним относятся, например, ремонт авто, парикмахерские, стоматология и т.д. Осваиваются также сегменты здорового образа жизни (спа-салоны, фитнес-центры, спортивное питание и т.д.), становятся востребованными услуги, нацеленные на аудиторию 60+.

Юрий: К уже перечисленным трендам я бы добавил интернационализацию франчайзинговых компаний, которые становятся холдингами с развитой структурой. Управление такой компании может быть в одной стране (странах), финансовый центр (центры) находится во второй стране, производство – в третьих, ресурсы – в четвертых, интеллектуальные права зарегистрированы в пятых, а реализация товаров и услуг может осуществляться по всему земному шару. Такая компания ведет деятельность в тех странах, где процессы осуществлять выгоднее и комфортнее, конструкция компании максимально устойчива и не подвержена страновым рискам. Яркий пример - китайская компания Alibaba, японские Sony, 7Eleven или американский McDonalds. Кстати, национальные правительства пока не знают, как влиять на такие сети, а международных инструментов, кроме World Franchise Council (Международный совет по франчайзингу) пока не создано.

Второй тренд: Франчайзер концентрируется на прибыли франчайзи. Для франчайзера устойчивость франчайзи является ключевым условием успеха всей сети. Все меры и деятельность компании направлена на обеспечение устойчивости всей сети без наличия слабых звеньев. Здесь франчайзинг раскрывает все свои преимущества.

Третий тренд: Multiunit или открытие одним франчайзи нескольких объектов под одним брендом. Повышение лояльности франчайзи к своему бренду приводит к тому, что он открывает более одной точки по франшизе и зачастую формирует региональную сеть, переходя из категории малого бизнеса в средний.

Четвертый тренд: использование франчайзинга производителями. Все чаще для продвижения продукции и услуг своего предприятия фирмы создают собственную франшизу и продвигают ее, создавая свою проводящую сеть, как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Пятый тренд: Девелопер или арендодатель выступает как франчайзи/франчайзер. Все чаще крупные девелоперы, такие как Торговый квартал, Ташир открывают отделы по франчайзингу, приобретают франшизы для открытия франчайзинговых точек в своих собственных объектах, а небольшие арендодатели, потерявшие арендаторов, начинают сами оперировать купленной франшизой. Это позволяет девелоперу увеличить прибыль с одного метра возведенной коммерческой недвижимости.

И последний тренд: Франчайзинг – как объект инвестиций. В условиях экономической нестабильности частные инвесторы зачастую выбирают франчайзинг в качестве инвестиционного инструмента, взамен недвижимости и средств роскоши, вкладов в банках.

Ольга: Хочется добавить, что, несмотря на положительные тренды, франчайзинг в России несколько отстает от Европы, и на текущий момент его можно охарактеризовать как торговый, поскольку покупка франшизы на товары наиболее популярна. В то же время общемировые тенденции прогнозируют постепенный переход к сервисному франчайзингу с дальнейшей отраслевой и нишевой специализацией.

Екатерина: действительно, структура российского франчайзинга меняется: все большую долю занимает общепит, сервис, производство, постепенно «подвигая» ритейл. Я бы еще раз отметила довольно активную экспансию региональных франшиз на московский и питерский рынки, с одной стороны, а с другой стороны – стремление отечественных франчайзеров к освоению рынков других стран.

Некоторые из наших игроков вполне к этому готовы и уже делают первые шаги. Российская сеть пироговых "Штолле" буквально 2 месяца назад вышла на британский рынок. Известно, что сеть «Шоколадница» долгое время вела переговоры с китайскими партнерами, однако пока не смогла договориться по некоторым пунктам договора. Сеть дискаунт-баров Killfish а апреле этого года представила свою франшизу на международной выставке франшиз Franchising Fair в Польше. Руководство независимой лаборатории ИНВИТРО, лидера рейтинга франшиз Golden Brand, освоив Казахстан и Украину, решило посмотреть в сторону Востока – в мае этого года компания приняла участие в международной выставке по франчайзингу China Franchise Expo 2015, которая проходила в Пекине. И это не единственные примеры. Наши франчайзеры растут, и вместе с самыми смелыми и сильными игроками растет и российский франчайзинг в целом.

* Инициативный репрезентативный всероссийский опрос НАФИ проведен в феврале 2015 г. Опрошено 500 руководящих сотрудников предприятий микро, малого, среднего и крупного бизнеса в 8 федеральных округах России. Критерии разбивки предприятий по размеру установлены согласно Федеральному закону от 24.07.2007 г. №209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Статистическая погрешность не превышает 4,4%.

BUYBRAND Inform



Hilton на выставке франшиз BUYBRAND Expo 2016
Рынок лабораторной диагностики: мнения лидирующих франчайзеров
Наша задача — увеличить долю российских брендов до 75%
Новая франшиза паназиатской кухни от «Росинтера»
Екатерина Сойак о новых проектах EMTG и качестве аудитории на BUYBRAND Expo

Новые франшизы

Каталог франшиз

Цитата дня

«Приятно видеть, как российский бизнес выстраивает свой успех и тиражирует его вместе со своими партнерами. В этом и есть суть франчайзинга – придумать и воплотить успешную идею, а затем повторять ее вновь и вновь»

Эндрю Уизерс
управляющий
директор
Southern Fried Chicken

Календарь событий


12:54, 11 декабря 2016г.   Войти / Выйти