ПО СУДУ ИЛИ ПО СОВЕСТИ?

Решение возникающих споров между франчайзером и франчайзи
02.11.2018 230

Смотреть франшизы в Каталоге

ПИРОЖОК НИ С ЧЕМ

«Я очень хотела открыть свой детский центр, организовать занятия для дошкольников. Хотя у меня педагогическое образование, многое могу сделать сама, но до этого бизнесом я не занималась. Мы с супругом посоветовались и решили, что лучше купить франшизу, — рассказывает Ольга К. из Самары. — Знакомств не было, и я искала франчайзера просто через интернет по разным форумам. В итоге познакомилась с Дмитрием, он предложил недорогой пакет, который мне и был нужен на старте». После внесения паушального взноса 95 тысяч рублей Ольга занялась подбором и ремонтом помещения. Задача была непростой, работы оказалось в разы больше, чем она рассчитывала, и в первые месяцы начинающая франчайзи нечасто звонила Дмитрию с вопросом, где же обещанные материалы. Но по мере приближения даты открытия центра этот вопрос стал волновать ее все больше, она требовала выполнения обязательств.

НАМ ПРЯМО СКАЗАЛИ: РЕБЯТА, ВЫ БОЛЬ В ЗАДНИЦЕ — ЭТО НАЧИНАЮЩИЕ, У КОТОРЫХ ПО ОДНОЙ-ДВЕ ТОЧКИ

«Дмитрий связался со мной по скайпу, мы два раза по часу провели что-то типа консультации: как мне действовать, набирать персонал, к чему готовиться. В принципе, для меня это было полезно, да и своего рода поддержка, — рассказывает Ольга. — Но на просьбы прислать все необходимые документы у моего франчайзера всегда находились отмазки: еще совсем немного надо подождать, буквально пару дней, тогда все будет». К сожалению, чуда не произошло: за следующие полтора месяца Дмитрий прислал только сумбурные планы нескольких уроков, очень странный скрипт для администраторов и пропал. Ольге пришлось срочно самой и с помощью привлеченного методолога создавать первоначальную программу, чтобы не откладывать еще дальше запуск.

«Я понимаю, деньги небольшие, но на старте и они очень нужны, а тут я и отдала их практически ни за что, и еще переплатила аренду, не открыв вовремя центр. За свой паушальный взнос я не купила ничего: воздух и два часа разговоров», — огорчается Ольга. Проконсультировавшись с адвокатом, несостоявшаяся франчайзи составила иск и обратилась к Дмитрию, рассказав о намерении подать на него в суд. Видимо, Дмитрий понял, что его перспективы не слишком радужны, и, удержав за оказанные услуги 20 тысяч рублей, вернул деньги, стороны расторгли договор.

«Конечно, тут было много моих ошибок. Я так торопилась скорее начать работать, что не посмотрела, есть ли в действительности все те материалы, которые Дмитрий описывал. И надо было бы познакомиться с уже действующими франчайзи (если они вообще есть, в чем я не уверена). Мне просто повезло, что я сама смогла организовать центр раннего развития. А что было бы, например, с тем, кто рассчитывал только на франшизу и вложил все деньги в ремонт?».

Таких дел, как оказалось, немало. В Санкт-Петербурге покупателям пришлось через суд возвращать обеспечительные платежи. ООО «Дело-Про» и гражданка Кутузова выплатили в качестве подтверждения намерения заключить контракт коммерческой концессии на открытие диагностических центров ООО «НПФ «Хеликс» 150 и 180 тысяч рублей соответственно. Но генеральный директор Юрий Андрейчук не передал предусмотренные контрактом права на использование товарного знака. Суд обязал франчайзера вернуть покупателям внесенный аванс.

Конечно, можно обвинять франчайзи: мол, сам виноват. Но зачастую проверить добросовестность продавца не так-то и просто. Например, совсем не редкость, когда франчайзер сам не имеет прав на торговый знак, использование которого продает. Компаниия ООО «Франчайзинг Доча», торгующая спортивным питанием, выиграла арбитражный суд, несмотря на то что в момент подписания договора франчайзер не имел прав на товарный знак. В результате 555 тысяч рублей, которые Михаил Попов заплатил франчайзеру, чтобы открыть магазин «Do4a», ему не вернули.

Случается, что франчайзи «восстают» против ценовой политики, навязанной правообладателем. Так, с 2011 года Андрей и Евгений Руденко пытались бороться с искусственным завышением цен на некоторые категории продуктов Subway Russia Franchising Company LLC, по лицензии которой открываются рестораны «Сабвэй» в России. Молодым людям (однофамильцам) на тот момент принадлежало 33 заведения, и они обратились с жалобой к основателям головной компании Doctor's Associates, которой и принадлежит бренд «Сабвэй», Фреду ДеЛюке и Питу Баку, с жалобой на завышенные цены. Несмотря на то что цены на продукцию поставщиков снизили более чем на 40%, Руденко пришлось продать бизнес и прекратить отношения с франчайзером. Изначальные попытки провести ребрендинг не удались: по условиям, предпринимателям было запрещено развивать бизнес, конкурирующий с «Сабвэй». «Нам прямо сказали: ребята, вы боль в заднице, — вспоминает Андрей Руденко. — Основа бизнеса «Сабвэй» в России — это начинающие, у которых по одной-две точки, им не до вопросов к франчайзеру и отслеживания цен». Более того, в 2014 году мастер-франчайзи подал иск в страсбургский арбитраж, и взыскания легли на плечи Евгения Руденко. В сентябре 2014 года группа франчайзи направила жалобу в ФАС с просьбой рассмотреть ценовую дискриминацию франчайзи: сиропы и напитки партнеров Pepsico и Efes им приходилось закупать по навязанным завышенным ценам. «Сабвэй» в долгу не остался и подал встречный иск о неуплате роялти. Раз за разом суды оказывались на стороне франчайзера.

ДЕНЕГ НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ

Еще одна сложная юридическая ситуация — банкротство франчайзера. Пожалуй, самая показательная история — это крах модного ретейлера MEXX. Марка появилась в России в 1995 году,прочно утвердилась как магазин модной, качественной и недорогой одежды. В отличие от разнообразного ноунейма и ширпотреба из Китая и Турции, одеваться в нидерландской сети было не стыдно и даже престижно. Увидев в России потенциал роста, головная компания сделала ставку именно на нашу страну. Более 30% всей розницы приходилось на российский рынок, он достаточно уверенно рос. И правда, в то время в нашей стране можно было неплохо заработать, поскольку рынок был практически пустым. Но к 2006 году, еще до начала всех кризисов, стало ясно, что франчайзер постоянно терпит убытки. Причины называли разные: и те, кто любит марку, из нее «выросли», им уже 40–45 лет, а привлечь новую волну молодежи не удалось; и нестабильность в Восточной Европе; и колебания курсов валют.

РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО НАПРЯМУЮ НЕ РЕГУЛИРУЕТ ВОПРОС, ЧТО ДЕЛАТЬ ФРАНЧАЙЗИ В СЛУЧАЕ БАНКРОТСТВА ФРАНЧАЙЗЕРА

4 декабря 2014 года судом Амстердама было вынесено решение о признании Mexx Holding Netherlands BV, Mexx Europe Holding BV и Mexx Europe Holding International BV банкротами. Внешним управляющим был назначен Фриц Кемпс, который заявил о том, что компания будет работать настолько долго, насколько только возможно. Можно было тут же принять решение о закрытии всех 300 магазинов в более чем пятидесяти странах и увольнении полутора тысяч работников, и оно считалось бы вполне оправданным на фоне многолетней убыточности, но франчайзер настаивал на том, чтобы перезапуститься в третий раз. По сути, предприятие планировало возродиться и выжить как раз за счет франчайзи.

«Российское законодательство напрямую не регулирует вопрос, что делать франчайзи в случае банкротства франчайзера, — объяснил Анатолий Юшин, глава адвокатского бюро «Юшин и партнеры». — С одной стороны, так как франчайзинговый договор предусматривает регулярные выплаты роялти в пользу франчайзера, при завершении процедуры банкротства должен прекратиться и договор франчайзинга. С другой стороны, права на товарный знак, как и другие объекты интеллектуальной собственности, принадлежащие должнику, при процедуре банкротства должны быть реализованы на аукционе. Таким образом, теоретически возможно появление нового франчайзера вместо компании банкрота. В случае с магазинами MEXX именно это и произошло».

«Надо понимать, что такое возрождение из пепла, которое планировали MEXX, просто невозможно. По крайней мере, в фэшн-индустрии я не знаю примеров, — объясняет маркетолог Николас Коро. — В 2016 году под брендом еще вышла коллекция, которая вызвала у всех недоумение: просто одежда, никакой концепции и единого стиля. В 17‑м уже не производили новых моделей, сейчас в Москве один магазин распродает остатки, а в регионах есть буквально считаные франчайзи, которые еще торгуют вещами под этой вывеской». По словам Николаса, если франчайзер допустил ситуацию длительной убыточности, не смог попасть в свою целевую аудиторию, выстроить хоть сколько-то внятную маркетинговую стратегию и, как следствие, обанкротился, не имеет смысла пытаться «реанимировать» бренд и держаться за него. К сожалению, франчайзи придется закрывать или перепрофилировать свой бизнес. «Судиться за право и дальше сохранять название не стоит, это просто по- теря времени и денег», — уточнил Коро.

ЗА ТОБОЙ ДОЛЖОК

Самая частая причина обращений в суд со стороны франчайзера — неисполнение финансовых обязательств. Если с паушальным взносом все проще, то задолженности по лицензионным платежам возникают часто. Например, Subway Russia Franchising Company LLC, одну из историй которой мы рассказывали выше, подала несколько исков. Поскольку в контракте закреплена солидарная ответственность как юридического лица и его владельца, взыскать сумму можно даже после ликвидации ООО. Суд встал на сторону франчайзера в деле против Вадима Севрюкова, владевшего в общей сложности 43 заведениями. Несмотря на то что ООО «СВ» уже не существовало, а Севрюков оспаривал даже факт подписания договора поручительства и настаивал на почерковедческой экспертизе, было установлено, что Вадим был учредителем еще нескольких юрлиц, в том числе также открывшего ресторан «Сабвэй» и не платившего роялти ООО «СабАльянс». Суд обязал выплатить все лицензионные платежи, включая 8% от выручки ресторанов.

Еще один вид претензий — ненадлежащее следование брендбуку или условиям франчайзингового пакета. Штрафы могут быть огромными, поэтому, действительно, то, что написано в контракте, надо выполнять до запятой. Но, как ни странно, придирки и недовольство со стороны франчайзера чаще возникают тогда, когда следование единым корпоративным стандартам не прописано. «Письма с недовольством по поводу формы персонала, яркости вывески, общения с гостями я получал регулярно, — рассказывает Андрей К., купивший франшизу пиццерии. — Прессинг продолжался несколько месяцев, и в итоге речь зашла о том, что я должен платить штраф. Сумма была указана «вилкой»: от и до, на усмотрение франчайзера. Я обратился к адвокату». Андрею повезло: дотошный юрист разобрался во всех деталях контракта и выяснил, что претензии были необоснованными: полноценного брендбука со словесным описанием и картинками, как точно должны выглядеть официанты, что говорить, не было. Кроме того, штраф на усмотрение франчайзера, пусть и в указанных пределах, — это незаконное требование. «Я выиграл дело, подал встречный иск об убытках, выиграл и его. Но продолжать после всей этой истории вести бизнес и считать людей партнерами, конечно, не получилось. Мое мнение — это схема, разработанная для заработка на франчайзи. Если предприниматель пугается, его таким образом «доят».

ЗАЧЕМ С ТЕМ ДРУЖИТЬСЯ, КТО ЛЮБИТ СУДИТЬСЯ

Но далеко не все франчайзеры при любом удобном случае бегут в суд. Денис Васильев, генеральный директор и соучредитель сети салонов груминга «Милорд» и «Барбос», считает, что это крайняя мера, без которой можно обойтись. «Мы ни разу не доводили до суда, хотя за время работы сложности возникали. Бывает, франчайзи несколько месяцев не платит роялти, я звоню, спрашиваю почему. Как правило, это не просто злостный неплательщик, который не хочет делиться заработанным. У человека проблемы в бизнесе. Я стараюсь идти навстречу», — пояснил Денис Васильев. Салонам он предоставляет возможность выкарабкаться из сложной ситуации, не снимая вывески.

НЕ В РОССИЙСКОМ МЕНТАЛИТЕТЕ СУДИТЬСЯ

Дает отсрочку, может на полгода освободить от выплат или даже сам предлагает снизить роялти. «Я понимаю изменения, которые происходят: снижение среднего чека, изменение структуры спроса. Зачем мне пытаться судиться и портить репутацию себе и бренду негативными закрытиями? Сейчас благодаря тому, что мы идем на уступки, у нас со всеми дружеские отношения. И наша сеть, хоть и маленькая, всего 40 точек, — самая крупная в России. Мне выгоднее, чтобы люди продолжали работать, пусть и без роялти, но под моим названием. А зарабатывать на франшизе и разбогатеть на роялти я не планирую. Есть более перспективные направления — например, дистрибуция».

«Не в российском менталитете судиться, для нас до сих пор подать исковое заявление — это что-то стыдное. Ну, жалко тебе, что ли, немного недоплатил — потом сочтемся. Это то, как мыслит среднестатистический франчайзи, — говорит Григорий Трусов, президент компании «Контакт Эксперт». — Репутация франчайзера-сутяжника может напрямую повлиять на продажи. Русский человек предпочтет найти предложение от компании, которая договаривается по-доброму или «по понятиям», но не включает махину правосудия. В целом это даже разумно, учитывая несовершенство отечественного законодательства. Приходится притягивать за уши самые разные статьи, потому что отношения франчайзера и франчайзи в достаточной мере не урегулированы». По мнению Григория, несмотря на то что скандал, в том числе и судебный, может быть инструментом маркетинга, в случае с покупателями франшиз он работает не на ту целевую аудиторию. «Люди, выбирающие франчайзинговую модель, ищут стабильности и уверенности, того, что придет большой и надежный партнер и поведет их за собой, — объ- ясняет Трусов. — Суды, претензии к франчайзи, разборки — все это ведет только к сложнопоправимым репутационным потерям. Ущерб может на порядок превышать размер недоплат».


BUYBRAND.ru



7 советов начинающим франчайзи
«Когда есть мечта, то как-то везет».
Приключения американца с франшизой в России
Бизнес на доставке. Франшиза Mail boxec ETC
iFarmProject в гостях у Екатерины Сойак



Новые франшизы

Каталог франшиз

Цитата дня

«Чтобы стать нашим франчайзи, надо пройти семь кругов ада. Но только так можно определить, что ему действительно это надо: владелец пароходов, который повелся на моду, вряд ли будет готов работать поваром на кухне»
Иван Зайченко
Основатель сети
«Сушкоф»

Календарь событий


16:53, 17 ноября 2018г.   Войти / Выйти